ОТ ВИЛЬНЫ ДО ПАРИЖА

С изгнанием Наполеона из пределов России борьба с ним не окончилась. «Не останавливаясь среди геройских подвигов, мы идем теперь далее. Перейдем границы и потщимся довершать поражения неприятеля на собственных полях его...», — говорилось в приказе М. И. Кутузова по армии в связи с окончанием Отечественной войны.

В кампанию 1813 года русские войска сражались за освобождение Германии от наполеоновского господства. В боях на немецкой земле харьковские драгуны подтвердили свою высокую боевую репутацию: в апреле у Носсена удачной атакой выручили окруженные батальоны Елецкого полка и захватили вражескую пушку; в начале мая в ходе Бауценского сражения пленили целую роту французов; спустя несколько дней в бою при Рейхенбахе разгромили уланский полк наполеоновской гвардии. Успехи полка были отмечены наградами командира Д. М. Юзефович стал кавалером прусского ордена Красного орла, получил орден Св. Анны 1-й степени, золотую шпагу с брильянтами и пожизненную пенсию.

Рядом с Харьковским сражался Чугуевский полк 4 апреля они оба торжественно вступают в Дрезден — столицу Саксонии, причем Чугуевский полк входит первым «с духовою на лошадях музыкою». У Бауцена чугуевцы и харьковцы на левом фланге российских войск, коим командовал бесстрашный М. А. Милорадович, «удерживали все покушения неприятеля обойтить и ворваться во фланг линии союзной армии». Здесь чугуевские уланы атакуют вражескую 8-ю пушечную батарею и разбивают эскадрон кирасир.

В августе в сражении у Дрездена чугуевцы вместе с гродненскими и прусскими гусарами отразили атаку французской гвардейской кавалерии, взяв до 200 пленных.

Эскадроны Изюмского полка в «летучем отряде» генерала А И. Чернышева совершают в феврале два рейда на Берлин и освобождают столицу Пруссии от французов. «Если б доброе расположение жителей, покушавшихся подать нам руку помощи, и заметное в исступлении самих женщин, нас приветствующих всеми их полупредоставленными способами, не были останавливаемы... распоряжениями городской полиции... то могу уверить, что подвиги кавалерии в сей день не ограничились бы одним нанесенным неприятелю вредом», — рапортовал Чернышев о первом рейде.

21 марта у Люнебурга изюмские гусары вместе с казаками атакуют и заставляют положить оружие корпус генерала Морана. В руки победителей попадают 12 орудий, четыре знамени, весь обоз и 2600 пленных, включая самого генерала и 80 офицеров. 13 апреля 1813 года за заслуги в Отечественной войне полк награждается серебряными трубами, но, поскольку таковые уже имелись за 1807 год, изюмцы получают Георгиевский штандарт. Георгиевские знамена и штандарты отличались от обычных формой навершия: в середине бронзовой золоченой пики вместо обычного двуглавого орла помещалось изображение Георгиевского креста; по краям полотнищ надпись золотыми буквами гласила о подвиге, совершенном полком. На Изюмском штандарте значилось: «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812 году». К древкам Георгиевских знамен кисти прикреплялись не на обычных шнурах, а на Георгиевских лентах.

14 августа 1813 года в Силезии на берегу реки Кацбах русско-прусская армия под командованием знаменитого Блюхера, куда входили харьковские драгуны, сошлась в битве с французами маршала Макдональда. Проливной дождь и бешеные порывы ветра не охладили пыла противников. Намокшие ружья не стреляли — «бились почти исключительно холодным оружием. Сражение носило совершенно античный характер», — вспоминал его участник. Наконец к вечеру французы, атакованные конницей союзников, уступили поле боя. В непогоду их отступление очень скоро превратилось в бегство.

В самый день битвы Харьковский полк простоял в резерве, а на следующее утро был послан вдогонку за французами. По-прежнему не переставая лил дождь, дороги превратились в потоки грязи, что сильно затрудняло движение как беглецов, так и преследователей. «Мы находили на каждом шагу, — вспоминал русский офицер, — множество мертвых и оставленных раненых, множество побитых лошадей, опрокинутых фур, экипажей, ящиков, пушек и на каждом шагу собирали пленных; потеря и беспорядок неприятелей приводили мне на память зрелище плачевного их бегства от Москвы до Вислы...».

В пяти верстах от места битвы, у селения Пильгримсдорф, драгуны настигли хвост вражеской колонны. Перестроившись в боевой порядок, эскадроны устремились в атаку. Сопротивление было недолгим: 1200 человек при шести орудиях положили оружие и сдались на милость победителей. В этом коротком бою харьковцы потеряли всего двух человек убитыми и несколько ранеными.

В послужном списке Харьковского полка было немало более громких дел, но судьба распорядилась так, что именно за это он был удостоен почетных штандартов. Надпись гласила- «За отличие противу неприятеля в сражении у Кацбаха 14 августа 1813 года».

Текст на знамени грешил ошибкой: полк не был в сражении 14 августа, а отличился на следующий день. Историограф харьковцев Е. Альбовский высказал мнение, что в действительности штандарт является наградой за 1812 год, а Кацбах послужил лишь поводом для ее вручения. Так или иначе, но день 14 августа стал памятным в истории Харьковского полка. Сюжет «Харьковцы при Кацбахе» воплотился в живописном полотне, которое вплоть до первой мировой войны украшало помещение офицерского собрания полка.

Поход в Европу полк завершил под старыми штандартами, овеянными пороховым дымом Красного, Бородина, Вязьмы. Они развевались над эскадронами в дни битвы под Лейпцигом. Их видели Кассель и Дюссельдорф, Кобленц и Кельн — города, куда харьков-цы входили освободителями.

В грандиозной «Битве народов» под Лейпцигом (4—7 октября 1813 года) участвовали все три харьковских полка. Здесь 6 октября особенно отличились чугуевцы: под перекрестным картечным огнем они опрокинули французскую конницу, гнали ее и отбили 2 конных орудия. За это и другие сражения кампании 1813 года Чугуевскому уланскому полку 30 мая 1814 года были пожалованы серебряные Георгиевские трубы.

Поход во Францию в 1814 году памятен для Изюмского полка боем у Сен Дизье 14 марта. Гвардейская кавалерия Наполеона смяла русский отряд. Герой Бородино, теперь уже подполковник А. С. Лошкарев всего с двумя эскадронами бросается в отчаянную атаку, но получает рану и попадает в плен. В ожесточенной схватке со знаменитыми конными егерями наполеоновской гвардии гусары потеряли убитыми и пленными четырех офицеров и 44 рядовых. О геройской атаке Лошкарева становится известно Наполеону, и он посылает генерала Жерара осведомиться о здоровье русского офицера. Несмотря на неудачный исход боя, самоотверженность изюмских гусар у Сен Дизье принесла им новую почетную награду — на киверах солдат и офицеров появился медный щиток (позже ленточка) с надписью «За отличие».

Кампания победоносно завершилась капитуляцией Парижа. В 9 часов утра 19 марта 1814 года русские войска торжественным маршем вошли в город. Одним из первых вступил на парижские мостовые Чугуевский уланский полк, накануне в жестоком сражении у стен французской столицы отнявший у неприятеля 28 пушек.

С января по март 1814 года Харьковский полк нес службу в осаде французской крепости Мец. В отряд, которым командовал полковой шеф Д. М. Юзефович, помимо харьковцев входили украинские и донские казаки и два пехотных полка. В задачу отряда входило наблюдать Мец и соседние крепости — Верден, Монмеди, Лонгви. Осажденные проявляли большую активность и совершили 38 дневных и 16 ночных вылазок 10 марта комендант Меца генерал Дю-рютт вывел из города 12000 человек при 39 орудиях и пытался двинуться в тыл союзной армии. Харьковские драгуны неоднократно атаковали противника, который вынужден был вернуться обратно.

1 марта 1814 года нечаянным нападением Наполеон разгромил русский корпус, занявший г. Реймс. Командир корпуса сподвижник Багратиона генерал Э. Ф. Сен-При был тяжело ранен, но подобран и вынесен из боя харьковскими драгунами. Вот как рассказывал об этом сам Сен-При в письме к Д. М. Юзефовичу: «Спешу уведомить Ваше превосходительство, что драгуны, которых вы откомандировали в личное мое распоряжение, весьма отличились... они именно унесли меня с поля битвы, где я чуть-чуть не попал в руки неприятеля. Добрейший Чернышев по моему ходатайству произведен... в унтер-офицеры. Другие два — Граница и Очеретный — получили Георгиевские кресты. Спешу сообщить вам об этих молодцах, потому что знаю, что это доставит вам удовольствие и что вы не забудете наградить их со своей стороны...».

Крепость Мец сдалась 29 марта, а спустя два дня союзные войска вошли в Париж, Франция была покорена. В начале апреля Харьковский полк выступил на родину и в октябре прибыл в пределы Российской империи.

Георгиевский штандарт Харьковского драгунского полка
Георгиевский штандарт Харьковского драгунского полка

В литературе, посвященной истории полка, утверждалось, что Георгиевские штандарты, заслуженные в войне с Наполеоном, были вручены только в 1826 году, уже при Николае I. Автор этих строк обнаружил в изданном в 1903 году каталоге войсковых регалий, хранившихся в Артиллерийском историческом музее, упоминание о штандартах Харьковского полка с приведенной выше характерной надписью. Они поступили на хранение в 1827 году, вероятно, в связи с заменой их новыми. Особенности изображений на полотнищах, в частности наличие на них вензелей Александра I, позволяет датировать эти экспонаты 1817 годом. Именно тогда большая часть кавалерийских полков, и среди них Харьковский, получили наградные штандарты.

Георгиевский штандарт Изюмского гусарского полка
Георгиевский штандарт Изюмского гусарского полка

Заслуженное право ношения Георгиевских знамен сохранялось за войсковой частью до конца ее существования. Сменяли друг друга поколения солдат в полку, менялся рисунок штандартов и царские вензеля на нем. Но неизменной оставалась надпись о подвиге как символ неразрывной связи поколений, прочности и святости полковых традиций.

Походы 1812—1814 годов остались наиболее насыщенным и ярким периодом в истории харьковских полков. Никогда более не удостаивались они такого числа знаков отличия, и почти никогда не приходилось солдатам идти в бой, воодушевляясь высокими идеалами защиты отечества и освобождения порабощенных народов. Этим, вероятно, и объясняется тот факт, что число георгиевских кавалеров в полках за 1812—1814 годы так и осталось непревзойденным за все войны тридцатилетней эпохи Николая I.

назад    далее

в начало монографии

в библиотеку