А. Н. Майков. ВОРОБЬЕВЫ ГОРЫ

А. Н. Майков

ВОРОБЬЕВЫ ГОРЫ

Не горят златыми льдами,
Ни пурпурными снегами
Средь небесной синевы
Их венчанные главы;
С ребр не плещут водопады;
Бездны, воя и шумя,
Не страшат пришельца взгляды,
Ни пугливого коня.

Но люблю я эти горы
В простоте веселой их, -
Их обрывы, их уборы
Перелесков молодых.
Там любил я в полдень жаркий
В тишине бродить. Вдали
Предо мною лентой яркой
Волны резвые текли;
Прилетал порой тяжелый,
Звучный гул колоколов,
И блистал, как бы с престола,
Между долов и холмов,
Сердце Руси православной,
Град святой, перводержавный,
Вековой—Москва сама.
И сады ее густые,
И пруды заповедные,
Колокольни, терема,
Кровель море разливное,
И в торжественном покое
Между ними, в вышине,
Кремль старинный, сановитый,
Наш алтарь, в крови омытый
И искупленный в огне.

С этих гор святой вершины
Страшный миру исполин
Устремлял свой взор орлиный
На московские равнины
И огни своих дружин.
«Вот,—он мнил,— венец желанный,
Плод трофеев и утрат!
Мы отсюда дланью бранной
Спеленаем север льдяный,
Сдавим гордый Арарат!
И пустынные народы
Предо мной копье склонят,
И до-полюсные воды
У моих восплещут пят!..
Мне ль ты царство устрояла,
Венценосная жена?
Для меня ль ты насаждала
Здесь величья семена?
Я пожал их в бранном дыме:
Царство Руссов мне дано!
И заблещет днесь оно
В европейской диадеме,
Как азийское зерно».

Так он мнил.
Венец нетленный,
Мира кровью окропленный,
Зрел над гордой головой,
И сжимал весь круг вселенной
Скиптроносного рукой.
А меж тем, угрюм и страшен,
Мрак спускался на поля,
И вокруг кремлевских башен
Кралась пламени змея.

1842

рис. Иванюк В.В.

СКАЗАНИЕ О 1812 ГОДЕ. Бегство Наполеона из Москвы. Майков.

СКАЗАНИЕ О 1812 ГОДЕ

(Бегство Наполеона из Москвы)

Ветер гонит от востока
С воем снежные метели...
Дикой песней злая вьюга
Заливается в пустыне...

По безлюдному простору,
Без ночлега, без привала,
Точно сонм теней, проходят
Славной армии остатки,
Егеря и гренадеры,
Кто окутан дамской шалью,
Кто церковною завесой —
То в сугробах снежных вязнут,
То скользят, вразброд сбираясь
На подъем оледенелый...

Где пройдут—по всей дороге
Пушки брошены, лафеты;
Снег заносит, трупы коней.
И людей, и колымаги,
Нагруженные добычей
Из святых московских храмов...

Посреди разбитой рати
Едет вождь ее, привыкший
К торжествам лишь да победам,
В пошевнях, на жалких клячах,
Едет той же он дорогой,
Где прошел еще недавно
Полный гордости и славы,
К той загадочной столице
С золотыми куполами,
Где, казалось, совершится
В полном блеске чудный жребий
Повелителя вселенной,
Сокрушителя империй...

Где ж вы, пышные мечтанья!
Гордый замысел!.. Надежды
И глубокие расчеты
Прахом стали — и упорно
Ищет он всему разгадки.
Где и в чем его ошибка?
Все напрасно!..

И поник он, и, в дремоте,
Видит, как в приемной зале—
Незадолго до похода—
В Тюльери стоит он гневный;
Венценосцев всей Европы
Перед ним послы: все внемлют
С трепетом его угрозам...

Лишь один стоит посланник,
Не склонив покорно взгляда
С затаенною улыбкой...

И, вспыливши, Император—
«Князь, вы видите!» — воскликнул—
«Мне никто во всей Европе
Не дерзает поперечить:
Император ваш — на что же
Он надеется — на что же?»

«Государь!» — в ответ посланник—
«Взять в расчет вы позабыли,
Что за русским государем
Русский весь стоит народ!»

Он тогда расхохотался,—
А теперь — теперь он вздрогнул...

И глядит—утихла вьюга,
На морозном небе звезды,
А кругом на горизонте
Всюду зарева пожаров...

Вспомнил он дворец Петровский,
Где бояр он ждал с поклоном
И ключами от столицы...
Вспомнил он пустынный город,
Вдруг со всех сторон объятый
Морем пламени...

А мира— Мира нет!..

И днем, и ночью
Неустанная погоня
Вслед за ним врагов незримых...
Справа, слева—их мильоны
Там в лесах...

«Так вот что значит—
Весь народ!..»

И безнадежно
В даль он взоры устремляет:
Что-то грозное таится
Там за синими лесами,
В необъятной этой дали...

1876

Лишь один стоит посланник... Имеется в виду инцидент на дипломатическом приеме в Тюильри 2/15 авг. 1811г., когда Наполеон резко упрекнул рус. посланника князя А. В. Куракина в несоблюдении Россией союзных договоров.

Вспомнил он дворец Петровский... Депутации от моcковских «бояр» Наполеон — по свидетельству графа Сегюра — тщетно ожидал 2/14 сентября на Поклонной горе у Дорогомиловской заставы. В пригородном Петровском замке, расположенном на Петербургском тракте, французский император провел три дня — с 4/16 по 7/19 сентября, вынужденный к этому пожаром, который угрожал основной резиденции — Кремлю. Историческая неточность эпизода объясняется, видимо, влиянием стихов из «Евгения Онегина» (гл.7, строфа XXXVII).

Комментарии

Русские поэты об Отечественной войне 1812 года

Хронограф

Словарь исторических и мифологических имен, устаревших слов и выражений